Что есть урбанистика и с чем её едят?

Урбанистика – слово новое и в последнее время довольно популярное, но не все понимают, что это такое, и чем урбанист отличается от того же градостроителя или архитектора. Давайте попытаемся разобраться и расставить все точки над i.

Урбанистика происходит от латинского urbanus — городской, и связана она, как ни странно, с развитием города. Как самостоятельная наука она довольно молодая - сформировалась примерно во второй половине прошлого века, а ругательным это слово перестало быть только под конец 20 века. Хотя само появление урбанистики можно отнести к временам первого города, но, как это иногда бывает, заметили это не сразу. Даже труды Платона, который описал модель идеального города, можно отнести к трудам этой науки, но которой ещё не существовало как таковой. Говорить же о зарождении научного подхода к городу можно с начала 20 века, когда в 1909 году в Лондоне открылась первая в мире кафедра городского планирования, после чего начинают появляться различные направления науки о городах (сюда, например, можно отнести микрорайонное планирование Ле Корбюзье). В настоящее же время преобладает направление урбанистики под названием «Новый урбанизм», хотя сейчас эти два понятия практически подменяют друг друга, когда говорят про урбанистику, а имеют в виду это направление, и наоборот.

При этом урбанистика это не архитектура или градостроительство – всё намного сложнее. Дело в том, что город это не набор самостоятельных единиц, как многие ошибочно полагают, а сложная система, состоящая из множества единиц, которые непрерывно взаимодействуют друг с другом. Хотя, посмею назвать это сложной системой внутри ещё более сложной системы – настолько в городе всё взаимосвязано. Именно это взаимодействие и изучает урбанистика. Джейн Джекобс, известная канадско-американская активистка и писательница, называла это взаимодействие балетом улиц (В оригинале это «балет Гудзон-стрит», в честь улицы, на которой она жила) – так она описывала постоянные связи, которые происходят в городе, и в первую очередь на его улицах, но которые мы часто даже не замечаем. Иными словами, типичный урбанист может совмещать в себе качества архитектора, строителя, озеленителя, социолога, транспортника, статиста и даже программиста, ибо урбанистика, в каком-то роде, находится над более точными науками.
В наше время урбанистов, как правило, привлекают в качестве консультантов по городским вопросам или исследователей, чтобы выявить проблемы города, района, улицы отдельного проекта или даже двора. За счёт всестороннего анализа получается выявить все проблемы места и их закономерности, и на основании уже этой работы готовятся концепции, которые в последующем прорабатываются и реализуются уже отдельными специалистами. К примеру, в отечественной практике урбанистов часто привлекают для комплексного исследования застройки территорий, например, исследование «Археология периферии» (изучение Москвы), для создания мастер-планов развития территорий (Мастер-план Перми) и разработки городских проектов (концепции реконструкций улиц Москвы разрабатываются в том числе урбанистами).

Что такое Новый Урбанизм, и почему он так важен?

Данное направление в науке о городах появилось ориентировочно в 1960хх городах в ответ на стремительную автомобилизацию и утрату городами человечности. Именно в это время появляются люди, которые начинают бороться, как многие тогда думали, с прогрессом в виде автомобилей. Сначала это была подсознательная борьба – люди замечали, что улицы меняются, и там, где когда-то играли дети, общались люди и кипела жизнь, появляется пустое неприятное пространство, из-за чего люди покидают это место, а происходит это после расширения дороги или ликвидации переходов с общественным транспортом. И если сначала про таких людей думали, что они городские фрики и просто ярые консерваторы, то после появления научной базы, которая начала формироваться с ростом подобных активностей. К примеру, в качестве одного из инструментов использовали обычный подсчёт до нововведения и после, который показывал, что люди объективно стали меньше ходить в этом местом. Постепенно инструментов из разных дисциплин становилось всё больше и больше, собственно постепенный всесторонний сбор научных данных и привёл к тому, что сформировалось данное направление в урбанистике.

И хоть Новый урбанизм назвали новым, но по факту он говорит о том, что города не должны переставать быть тем, чем были тысячи лет до этого – местом для людей, для общения и жизни, доступным каждому. Как я уже писал, данное веянье появилось в ответ на всеобщую массовую автомобилизацию, и неспроста – достижение прогресса в виде личного автомобиля и заинтересованность отдельных корпораций по продаже машин в прямом смысле убивали город в привычном его смысле. Ведь если раньше были царями улиц: могли спокойно ходить, переходить где им угодно и это было безопасно, то машины несли опасность и уничтожение привычного образа жизни. И если в начале, когда автомобиль был диковинкой и единичным гостем на улицах, он не менял особо ситуацию, оставаясь гостем в городе, то после начала массовой автомобилизации и лоббирования изменения законов, когда улицы чётко поделили на зоны для будущего (автомобили) и прошлого (пешеходов), ситуация стала меняться катастрофически.
Машинам стало не хватать улиц, из-за чего стали сужать тротуары, ликвидировать общественный транспорт и даже сносить целые кварталы – это привело к тому, что улицы перестали принадлежать людям, ведь они более не могли спокойно ходить и общаться – улицы стали вымирать, а вместе с ними и балет улиц. За счёт такой реорганизации пространства города расширялись, и появлялось множество разрывов городской среды, за счёт чего передвижения пешком или на велосипеде стали практически невозможны – людям приходилось покупать машины, чтобы доехать из своего района до центра города или до соседей. Получался замкнутый круг. Город становился недружелюбием для своих же собственных жителей, из-за чего рушились социальные связи, которые не могут сформироваться, когда люди постоянно проводят время дома или в машине.

Как раз в пик автомобилизации, примерно в 1960-1970 годы, в разных городах мира начинают появляться активисты, которые требуют вернуть город людям. Они же становятся двигателем Нового урбанизма. К их числу, в том числе, относится уже прозвучавшая здесь Джейн Джекобс, которая издала культовую книгу «Смерть и жизнь больших американских городов», как ответ на политику отдельных чиновников администрации Нью-Йорка, которые хотели сносить районы, прокладывая новые городские хайвеи. Именно эта работа во многом изменила привычное представление людей о городе.

Примерно к 1980-1990 урбанистика, в лице Нового урбанизма, практически полностью меняет представление людей о светлом автомобильном будущем в городах Европе. Люди и чиновники понимают, что были совершены ошибки, и начинают возвращать улицы пешеходам и велосипедистам, делая автомобиль гостем в городе, а не хозяином. Чуть позже это происходит сначала с Канадой, а потом и с США – странами, города которых чуть ли не изначально строились под автомобили, и которые пострадали больше всего от ошибок 20 века.

А что у нас?

В России, как и в странах бывшего СССР, автомобилизация не имела столь плачевных масштабов в 20 веке ввиду дефицита машин, однако пробел стал быстро заполнятся с крахом режима и открытием границ. И пока ситуация не стала катастрофичной, никто и не думал меняться и что-либо предпринимать, поэтому про урбанистику практически никто не знал вплоть до 2010х, когда в некоторых городах ситуация стала становиться критичной. Но даже спустя 6 лет нельзя сказать, что все перестроились на новый формат развития городов, хотя определённые успехи есть, например, программа «Моя улица» в Москве как раз имеет цель сделать, точнее вернуть, улицы пешеходам, или же исследования проблем Москвы такими известными урбанистами с мировыми именами, как Ян Гейл или Вукан Вучик. Но в целом переходный период со «старого» на Новый урбанизм ещё даже не в своём экваторе, к примеру, все урбанисты однозначно говорят, что в городе не должно быть подземных переходов, так как это на корню противоречит концепции главенства пешехода в городе, однако движения в сторону возвращения москвичей на землю нет. Но прогресс есть, к примеру, после доклада Яна Гейла в Москве появилась Крымская набережная в её текущем виде. Хотя в некоторых городах ответственные за город чиновники до сих пор не знают, что такое урбанизм и чем урбанисты вообще занимается, мысля принципами середины прошлого века.

добавить меня в друзья

Советую также подписаться:

Посты про урбанистику