Урбанистика после самоизоляции

Про влияние новой пандемии на облик и функционирование городов мы уже поговорили, теперь давайте спустимся на уровень ниже и обсудим наши будущие проблемы.

Урбанистику и урбанистов каждый воспринимает по-своему в зависимости от контекста. Я даже слышал, как одного дорожника называли урбанистом — слово модное, почти инновационное, с подачи журналистов стали применять, а потом все привыкли. В целом по России принято это дело упрощать: урбанистика — это что-то про трамвайчики, велодорожки и прочие украшательства. Малая часть доходила до мысли, что это не что-то материальное, а борьба жителей за развитие своего города, завязанная на экономике и политике.

Как это работает сейчас

Советская школа управления с единым центром и уже российская вертикаль власти породили систему принятия решений, где всё завязано на государстве. Подобная система неплохо работала при плановой экономике и едином собственнике (только это не работает само по себе), но с появлением бизнеса и прав собственности стали появляться конфликты.

В каждом городе ситуация разная, но общая температура по больнице: решать конфликты, и тем более не допускать их, у нас пока не получается. Простой пример подобного — реконструкция улиц Москвы, уж тут точно можно найти средства и специалистов, вот только цели такой нет.

Политика «я начальник, я знаю, как лучше» породила мировоззрение, когда на город появилась монополия — либо всё делают городские и региональные власти, либо никто другой («сверху вниз»). Проекты при этом обязательно должны быть капитальными и подороже.

Так мы пришли к ситуации, когда работать с сообществами и малыми силами у нас не особо умеют и хотят, а денег на мегапроекты нет из-за бедности — живём среди разрухи и грязи, но очень ждём из Москвы денег на новый стадион. Или иначе: хотим метро, а с маршрутками ничего сделать не можем.

Если раньше такая система худо-бедно справлялась и была в равновесии за счёт федеральных программ, то скоро всему этому может прийти конец: дешёвая нефть, экономический спад и устаревшая инфраструктура просто не дадут жить как раньше. Звучит ужасно, но это не приговор, а возможность наконец-то развернуть систему.

Снизу вверх

Возьмём для наглядности благоустройство. Сейчас это очень широкий термин, куда входит и турник во дворе, и реновация центра города. Чаще всего его делают скорее для красоты, но это в первую очередь инструмент, с его помощью решают задачи: снижают затраты на поддержание города, стимулируют развитие бизнеса, улучшают экологию и жизнь людей.

Например, благоустройство двора, как правило, включает в себя асфальтирование, нарезку парковок, выдёргивание кустов и посадку новых, установку детской площадки, копия которой стоит в соседнем дворе. Вроде работы выполнены, деньги потрачены, но какой от этого эффект? Всё просто: эффект чаще всего вообще не замеряют.

Девелоперы же вам сразу скажут, что хороший двор — инвестиция в цену квартир, поэтому важно работать с зеленью и индивидуальностью, создавать комфортную и безопасную среду. Потратив 1 рубль на благоустройство, вы должны получить 2-3 рубля взамен.

Иными словами, важно перестать игнорировать рыночную экономику и начать считать вложения исходя из их отдачи. Это сложно, ведь перед началом работ нужно проводить исследования, а после в течение 3-5-10-30 лет считать эффект.

Помните новую набережную Смоленска? Здесь закопали 648 миллионов рублей.

Когда сумма проекта перестанет быть главным критерием успешности, появится осознание новых возможностей. Например, можно улучшать среду с помощью тактического урбанизма: быстро и недорого менять пространство, изучать эффект, убеждать бизнес в успешности затеи и предлагать стать спонсором для увеличения прибыли в дальнейшем. Тут можно вспомнить тверской сквер всего за миллион рублей.

Далеко ходить не надо, в соседней с нами Риге каждый месяц закрывают для машин одну из улиц центра и считают эффект для бизнеса — это совершенно недорого и просто, но с помощью как раз подобных мер и сбора статистики по выручке легче договариваться с бизнесом и жителями по капитальным и более смелым проектам.

Вместо простого 100% спонсирования любой хотелки городские власти должны создать такие условия, когда сами владельцы недвижимости будут менять пространство к лучшему ради общей выгоды. Тут можно вспомнить 130 квартал в Иркутске — частно-государственный проект, где основное финансирование было со стороны бизнеса.

В итоге историческое наследие сохранили, создали туристический центр, у города новая достопримечательность, но главное в другом: появились условия для развития бизнеса, и это окупилось — квартал только за 2016 год  обеспечил 9,2 млрд рублей выручки для бизнеса, 1 млрд рублей налогов в бюджеты разных уровней и здесь работает порядка 2000 человек. Изначальных инвестиций же было 6,7 млрд. Там есть свои минусы, их учли в новом проекте «Иркутские кварталы». На неделе расскажу о нём подробнее.

План Иркутских кварталов

С другой стороны, иногда стоит забыть про супер контроль всех процессов и отпустить ситуацию. Тут можно вспомнить Берлин, чей текущий успех — результат политики Клауса Воверайта, бургомистра города с 2001 по 2014 год.

«Бедный, но сексуальный» — его определение пути развития. Воверайт выбрал довольно неочевидный сценарий: власть просто оставила город в покое, самоустранилась и наблюдала, как дешёвую недвижимость разобрали не банки и девелоперы, а техно-клубы, художники и фантазеры. Родилась легенда о берлинской свободе, город становился популярным у хипстеров и любителей культуры, а вслед за ними и у всех остальных. За популярностью последовали рост цен на жильё и общее развитие города.

Или же припомнить Будапешт с руинными барами — фишка города родилась по низовой инициативе, а не по постановлению мэрии.

У нас, например, легко можно отпустить наши любимые дворы: город должен перестать закапывать в них общие деньги. Это должна быть собственность жителей и их зона ответственности. Городские власти могут грантами покрывать часть затрат, но сам проект и основная часть бюджета должны идти от собственников жилья. Не просто так я про огороды писал ранее.

Из любой ситуации можно найти выходы, но главное в другом: чиновники и политики должны понять, что горожане и бизнес — не враги, а союзники. Это невозможно прописать нормативно, но без этого ничего не получится. Ещё не стоит забывать про необходимость реформирования местного самоуправления (его надо возрождать) и налогового законодательства — как найти мотивацию, если из города почти всё выкачивают?